Проблемы казахстана: экологические и …

По разным версиям, котлован был перевалочным пунктом, откуда неизвестную субстанцию увозили на заводы по производству асфальта; этот «гудрон» используют при ремонте дорог; из него производят топливо для мини-котельных.

В сентябре 2015 года УВД города начало расследование по факту уголовного правонарушения, но весной 2016 года прекратило его в связи с тем, что виновные лица так и не были установлены. Поскольку «озеро» было на территории АО «АрселорМиттал Темиртау», то и работы по его устранению были возложены на предприятие. Через два года зловонное озеро исчезло.

Жителям Актау уже не один десяток лет портит жизнь техногенное oзеро Кошкар-Ата, расположенное в пяти километрах от города и в восьми от берега Каспийского моря. Его площадь составляет примерно 50 квадратных километров. В 1980-е годы в Казахстане производилось более трети всего объема советского урана, более чем на 30 урановых рудниках. Бывшая котловина Кошкар-Ата оказалась удобным местом для размещения радиоактивных и токсичных отходов химико-гидрометаллургического комплекса. Южная часть озера подверглась радиационному заражению. В 1999 году в связи с изменениями военных приоритетов добыча урана была прекращена. Тем не менее озеро иногда еще используется в качестве места захоронения коммерческих и производственных отходов. Берега озера покрыты огромным количеством мусора. 

Так как в Мангистау очень мало источников питьевой воды, то животные (лошади и верблюды) приходят сюда на водопой. Молоко и мясо таких животных может содержать целый «букет» химических веществ. В 2014 году акимат Мангистауской области уже провел первое исследование грызунов живущих в районе озера, в ходе которого были установлены факты изменения состава ДНК на генетическом уровне в виде мутаций.

Главная проблема – дефицит достоверной информации

Смог – одна из главных тем, которой я занимаюсь как журналист. С марта этого года опубликовал на Informburo.kz несколько интервью, посвящённых ужасающему состоянию воздушного бассейна южной столицы и поиску путей выхода из катастрофической ситуации. Моими собеседниками были учёная-эколог Айымгуль Керимрай, активист Павел Александров, энергетик Асет Наурызбаев, бизнесмен в газовой сфере Ерлан Нурпеисов.

Практически все спикеры – члены общественной экспертной группы «Чистый воздух Алматы», которая поставила себе задачу подготовить до конца года объёмный доклад по смогу и представить его в городской акимат и правительство. В нём будут проанализированы основные источники загрязнения: промпредприятия и ТЭЦ, автотранспорт, частный жилой сектор, проблемы градоустройства. Предложены конкретные меры по минимизации вредных выбросов по каждому из этих направлений. Показано губительное влияние смога на здоровье всех горожан.

Главная проблема, с которой столкнулись эксперты-активисты, – дефицит достоверной информации.

Во-первых, до настоящего времени основным показателем загрязнения атмосферы принят валовый выброс вредных веществ в тоннах, тогда как у каждого загрязнителя своя токсичность, и во всём мире их оценивают не оптом, а в розницу.

Во-вторых, комплексный мониторинг вредных выбросов от автомобилей и частного сектора в городе вообще не проводится.

В-третьих и в-главных, к медицинской статистике по заболеваниям доступ вообще затруднён, а та, что открыта, – или фрагментарна, или вызывает сомнения, потому что слишком оптимистична. А исследования связи между грязным воздухом и ростом болезней если и были, то по крайней мере энтузиасты из экспертной группы о них не знали. И больше уповали на данные ВОЗ и других международных источников.

Но тут на них свалился неожиданный подарок.

Источником радиации остаются бывшие урановые месторождения.

 

Фото : sibekcompany.ru

Экологи обеспокоены проблемой утилизации радиоактивных отходов в Казахстане, передает Zakon.kz со ссылкой «Хабар 24».

По разным источникам, в стране скопилось от 170 до 200 млн кубометров опасного мусора, который, по мнению специалистов, неблагоприятно влияет на общий радиационный фон страны и несет угрозу здоровью населения. Вопросами радиационной безопасности эколог Маргулан Хамиев занимается уже много лет. Отмечает, что для Казахстана с незавидным ядерным прошлым проблема утилизации радиоактивных отходов актуальна, как никогда. В стране действовало два ядерных полигона: 468 взрывов прогремело на Семипалатинском и 40 – на полигоне в Западно-Казахстанской области.

Кроме того, по словам эколога, источником радиации остаются бывшие урановые месторождения.- Плюс к этому 118 карьеров и рудников, около которых лежит 237 млн тонн радиоактивных отходов, которые пылятся. Общий фон которых составляет 16,5 млн кюри. Мы всем этим с вами дышим, проглатываем и получаем. Плюс к этому, где бурят нефтяники скважины, там есть так называемая пульпа. Она необходима, чтобы перегрева не было. И эта пульпа тоже имеет радиоактивные барий и торий, радиоактивность которых составляет от 1 до 6 тысяч микрорентген, — говорит Маргулан Хамиев.

По словам экологов, многие нефтедобывающие компании зачастую не утилизируют трубы, которые в процессе эксплуатации стали радиоактивными. Их просто складируют. Как отмечает генеральный директор Института ядерной физики Ергазы Кенжин, в стране до сих пор не принята нормативно-правовая база по регулированию ядерных отходов.- У нас до сих пор нет закона об обращении с радиоактивными отходами и отработанным ядерным топливом. Параллельно совершенствуется нормативная документация, законодательные акты и, соответственно, технология обращения с радиоактивными отходами, строительство новых объектов, — отметил директор.

Подтвердить или опровергнуть информацию о масштабах радиоактивного загрязнения в надзорных органах не смогли. Как объяснили в Министерстве экологии, проблему радиоактивного загрязнения в ведомстве не курируют. А в Министерстве энергетики заверили, что бесхозных радиоактивных отходов в стране нет. Почти 10 лет назад рекультивировали 3 хвостохранилища и 13 урановых рудников, затратив на эти цели 4 млрд тенге.- Эти работы все проведены, в 2010 году завершилось. Теперь осталось только, чтобы акиматы проводили пострекультивационный мониторинг. Это значит, ежегодно весной после зимы они обходят свои участки, где были бывшие урановые рудники, они должны где-то что-то подмазать, подбелить. Проводить какие-то мероприятия должны местные исполнительные органы, — сказала Алиса Абишева, сотрудник Управления ядерной и радиационной безопасности МЭ РК.

Что лоббировала группа товарищей в Экологическом кодексе

В.Б.: Продолжаю цитировать ваш пост: «Министерство экологии (геологии и природных ресурсов. – Авт.) создали (указом президента Токаева 17 июня 2019 года. – Авт.), только при его создании группа людей воспользовалась этим в сугубо личных интересах, полностью дискредитируя саму концепцию создания отдельного ведомства по вопросам окружающей среды, успев предложить объединить в это ведомство ещё и геологию, и природные ресурсы и рекомендовать кандидатуру Магзума Мирзагалиева, неквалифицированного в вопросах экологии». К нему попозже вернёмся. А что это за «группа людей» и чьи «сугубо личные интересы»? Кого вы имеете в виду?

Л.М.: Во время обсуждения проекта нового Экологического кодекса в рабочей группе я увидела немало представителей нефтяных, металлургических, горнодобывающих компаний. Предполагаю, что их задача заключалась в том, чтобы в новом Экологическом кодексе не было требований, противоречащих их интересам. Чтобы им потом не пришлось вкладываться в это (экологическую безопасность и мероприятия по охране окружающей среды. – Авт.). Назначение министром экологии нефтяника по образованию и опыту работы – это, считаю, результат поддержки той группы людей, которые лоббируют интересы самых больших загрязнителей в нашей стране.

Я понимаю, что у нас инвесторы, многомиллиардные вложения, рабочие места и т.д., но мы дальше не можем так продолжать работать – просто чтобы инвестор был всем доволен, а люди жаловались на качество воздуха, на чёрный снег, обвиняли госорганы в сговоре с ними и проч.

Чёрный снег в Темиртау / Фото: inbusiness.kz

Те же самые инвесторы в других странах – например, ArcelorMittal в Канаде – соблюдают экологические требования. Но в Казахстане почему-то нет. Потому что у нас сами государственные органы, которые наделены полномочиями регулировать деятельность инвесторов, нерешительны, перестраховываются, чтобы те на них не нажаловались. Зарубежные инвесторы могут пугать: дескать, уйдём из страны. Ну и пускай уходят. Или пусть работают нормально – как в Канаде, а не как в Темиртау.

Я считаю, что баланс между экологическими требованиями и интересами инвесторов всё-таки можно найти, но почему-то со стороны госорганов очень пассивный подход: лишь бы инвесторы молчали. У нас слабое правительство.

В.Б.: Слабое против инвесторов?

Л.М.: Слабое в общем смысле – и в плане компетенции, квалификации, и в сохранении баланса различных интересов.

Если это не эпидемия, то что?

Что же получается? Эпидемиологическим порогом (а он имеет отношение не только к инфекциям) считается заболевание 5% жителей какой-либо территории. А в Алматы каждый третий – респираторный больной. Каждый четвёртый – астматик. И каждый десятый – аллергик. Как это всё прикажете называть?

Конечно, алматинцев беспокоит не только «дыхалка». У каждого второго – повышенное артериальное давление (см. слайд 6).

Слайд 6. Состояние по артериальной гипертензии в Казахстане / Из презентации Кайрата Давлетова «Статистика заболеваемости и смертности в Алматы. Есть ли связь с качеством воздуха?»

Кроме того, в 2013-2017 гг. вдвое выросли онкологические заболевания (см. слайд 7).

Слайд 7. Тренд заболеваемости раком в Алматы / Из презентации Кайрата Давлетова

Кислородная подушка по госзаказу

Впрочем, учёные уже собрали достаточно информации, которая, надеюсь, теперь докажет чиновникам, что смог – такой же убийца, как и радиация. Но в отличие от «лучей смерти» этого киллера можно увидеть. Даже летом. С предгорий и в сухую погоду.

Пора посмотреть правде в глаза и признать, что Алматы давно уже стал зоной тихого экологического бедствия. Чем оборачивается ложь и самообман в государственном масштабе при экологических катастрофах, нам недавно напомнили сериалом «Чернобыль».

Может быть, после всего этого обитатели акимата наконец поймут, что на меры по охране окружающей среды и снижению загрязнения воздуха нужно тратить не 1,2% от городского бюджета (6,6 млрд тенге, или 17 миллионов долларов, в 2018 году), а на порядок больше.

Ещё в 2011-м Всемирный банк совместно с Министерством охраны окружающей среды и водных ресурсов провели исследование (оно было опубликовано двумя годами позже), которое показало: загрязнение алматинского воздуха твёрдыми частицами приводит к расходам в размере 486,2 миллиона долларов в год из-за увеличения затрат в сфере здравоохранения.

Экономим на главном – решении экологических проблем. И тратим на них фактически крохи, в итоге теряя в 30 раз больше.

Если и такие доводы не подействуют на тех, кто сидит на финансовых задвижках, пусть подумают о том единственном, что нас объединяет. Они дышат одним с нами воздухом, а не получают его по госзаказу или в спецраспределителе. Хотя, может, я всего и не знаю.

Мусорный апокалипсис

В.Б.: Экология – тема бездонная, поэтому давайте в нашей беседе сфокусируемся на одном сегменте – мусоре. Меня сильно впечатлил ваш пост в Facebook от 21 июля на мусорную тему и вдохновил сначала на колонку «Великий почин министра экологии», а потом и на интервью.

Процитирую первый абзац этого поста: «В Казахстане по итогам прошлого года перерабатываются всего лишь 12% твёрдо-бытовых отходов (ТБО), остальные 88%, в том числе и ценное вторсырьё, вопреки требованиям Экокодекса отправляются на захоронение на полигоны. В стране около 3000 полигонов, из которых лишь 18% соответствует санитарным требованиям самого Казахстана». Я чувствую, здесь кроется мусорный апокалипсис.

Л.М.: Эти данные взяты из отчёта министра энергетики Каната Бозумбаева за 2018 год. Получается, из трёх тысяч полигонов ТБО меньше, чем каждый пятый, соответствуют санитарным правилам. И самый образцовый из них – тот, что находится в столице. Я лично ездила на полигон: там постелили геомембрану, фильтрат выделяют, всё очищают, как требуется по закону.

В.Б.: Там стоит мусороперерабатывающий завод?

Л.М.: С одной стороны полигона – завод, где из отсортированного отхода производят материалы, с другой – ячейки для захоронения части отходов, оставшейся после мусоросортировочного комплекса.

Продукция сортировочного комплекса и полигон в столице / Фото Лауры Маликовой

В.Б.: Отходы закапывают в землю?

Л.М.: Закапывают в ячейки. Из всего объёма отделяют только примерно 15%: пластик, алюминиевые банки, ПЭТ-бутылки, картон. Остальные 85% отправляются на полигон на захоронение, в том числе вторичное сырьё, которое можно было бы повторно использовать, продать, утилизировать. Столичный полигон считается примером для всех регионов.

Однако производительность оборудования на мусоросортировочном комплексе недостаточно высока для сортировки вторсырья из такого объёма отходов, её необходимо увеличивать, поскольку за последнее десятилетие население столицы увеличилось в несколько раз.

В.Б.: И органика, и неорганика захораниваются вместе?

Л.М.: Пока да. Когда акимом столицы работал Асет Исекешев (с июня 2016 по сентябрь 2018 года. – Авт.), было принято решение, что в городе установят контейнеры для двух видов отходов: один – для так называемой «мокрой фракции» (пищевых отходов), другой – для сухого вида ТБО. Также решили утилизировать пищевые отходы методом компостинга, в результате которого можно получить удобрение для агропромышленности.

В.Б.: Какие отходы относятся к сухим видам ТБО?

Л.М.: Бумага, картон, пластиковые бутыли, алюминиевые банки, стекло и т.д. – то есть всё то, что не содержит в составе влагу и подлежит переработке и повторному использованию.

В планах столичного акимата – начать переработку пищевых отходов, но для этого нужно проводить пропаганду, агитировать, просвещать население, объяснять, что мокрую фракцию надо отдельно собирать. А с этим пока слабо, и НПО не вовлечены.

В.Б.: Каков уровень сортировки и глубина переработки ТБО по регионам?

Л.М.: Данные везде разные. Столичный завод, как я сказала, на данный момент направляет на вторичную переработку только 15%, а по итогам 2018 года было 12%. Алматинская область демонстрирует высокий уровень – за 2018 год чуть ли не 30%. В Карагандинской области – около 16%, в Актюбинской – 12%, в Шымкенте – порядка 19%, хотя там я не заметила контейнеров для раздельного сбора отходов, в Алматы – около 6%. Средний уровень сортировки и переработки ТБО по 14 областям и трём городам республиканского значения – 11,5%. Но 50% ещё ни один регион не достигал.

Геоэкологические районы Казахстана по признакам общности факторов техногенеза

В каждой из групп регионов, выделенных по уровню экологической напряжённости, можно выделить регионы по признакам общности факторов техногенеза.​В одну группу могут быть объединены геоэкологические регионы:​• с крупными промышленными городами, нуждающиеся в восстановлении почв, воздушных и водных сред;​• с предприятиями горнодобывающей промышленности, требующие рекультивации земель, мелиорации водной и воздушной среды и т.д.​Например, в группе с катастрофическим уровнем экологической напряженности (нарушенность среды 81–100%), можно выделить районы с разными факторами нарушенности:

 1. Акватория и о сушившийся дно Аральского моря (Рис. 61). В этом регионе идет почти полное прекращение притока речной воды, понижение уровня водоема на 16м, сокращение площади водной поверхности с 66,0 тыс. км до 26,7 тыс. км, увеличение солености воды с 10 до 46 г/л. Формирование на высохшем дне моря солончаковой пустыни, образуют пыле солевые бури, которые выносят более 1 млн. т. соли в год.

По всем компонентам природной среды наблюдается превышение показателей предельно допустимой нагрузки (ПДЭН).

Из-за недоброкачественной питьевой воды или её отсутствие наблюдаются массовые заболевания людей.

2. Территория бывшего Семипалатинского испытательного ядерного полигона (Рис. 62).​С 1949 по 1991 гг. произведено 470 атомных взрывов на территории Семипалатинского ядерного полигона, площадью около 900 тыс. га., однако радиоактивное загрязнение природной среды охватило территорию сопредельных областей Казахстана и России.​3. Промышленный район Рудного Алтая (Рис. 69). Высокая концентрация мощных предприятий цветной металлургии в гг. Усть-Каменогорск, Зыряновск, Риддер и примыкающих к ним рудников, неблагоприятные природно-климатические условия, такие как, приземные температурные инверсии, штили, туманы усугубляют загрязнение окружающей среды.

Атмосферный воздух, вода, почвы загрязняются промышленными выбросами свинца, цинка, меди, ртути, мышьяка, кадмия и др. Всего насчитывается около 100 загрязнителей. Накоплено около I млрд т техногенных отходов. Тяжелые металлы (свинец, кадмий) накапливаются в продукции сельского хозяйства. Рассматривать экологические проблемы внутри геоэкологических систем, необходимо комплексно. Исследуя влияние географических закономерностей, природных, социальных и экономических процессов друг на друга

Важное место занимает необходимость экологической стабилизации регионов Казахстана, сильно нарушенных в результате хозяйственной деятельности и восстановление на их месте высокопродуктивных и экологически благополучных природно-антропогенных ландшафтов

Рис. 61. Акватория и осушившееся дно Аральского моря

Рис. 62. Воронки от взрывов на Семипалатинском полигоне (alau.kz)

Рис. 63. Промышленный район Рудного Алтая

«С 1949 по гг. произведено  атомных взрывов на территории Семипалатинского ядерного полигона, площадью около  тыс. га., однако радиоактивное загрязнение природной среды охватило территорию сопредельных областей Казахстана и России»

Астана — много экологических проблем

Проблема столицы Казахстана заключается в расположении, которое характеризуется засушливой зоной. Основным источником водоснабжения остается Есиль (Ишим). Эта река используется уже много лет, причем и расход ее ресурсов расточительный. Другими факторами, негативно воздействующими на экологию города, являются:

  • интенсивная застройка;
  • рост числа людей;
  • неправильная утилизация твердых бытовых расходов;
  • возросший объем транспортных перевозок;
  • повышение объемов вредных выбросов.

Есть и еще один печальный факт, омрачающий экологическую ситуацию столицы Казахстана. Многие люди ежедневно утилизируют мусор, который тоннами накапливается по городу. В результате формируются тысячи тонн мусора, справиться с которыми просто не хватает мощностей. Власти планируют поставить контейнеры для разделения мусора на различные виды. Например, к сухому будут относиться металл, макулатура, стекло и пластик. К мокрому мусору относят весь остальной, включая древесные и пищевые отходы.

Чтобы сократить число вредных выбросов, решено переводить транспорт на газ. Пока что в Астане реализован только один комплекс регазификации СПГ. Его используются для снабжения университета Назарбаева, национального космического центра и академии Министерства обороны. Коммунальная автомобильная техника переведена на газ в количестве 1000 единиц. К слову, сейчас экологическая обстановка в Астане оценивается самим правительством как благоприятная и соответствует низкому рейтингу опасности.

Костанай — низкий уровень загрязнения экологии

По индексу загрязнения атмосферы Костанай относится к городам с низким уровнем загрязненности. Однако в городе есть ряд проблем, негативно сказывающихся на экологической обстановке. Например, отсутствует комплекс очистных сооружений для канализационных стоков, нет систем очистки также для ливневой канализации, отсутствует комплекс по переработке твердых бытовых отходов, посты наблюдений за загрязнением в приграничных городах. Имеющиеся канализационные очистные сооружения областных городов находятся в изношенном состоянии.

В качестве очистных сооружений для канализации в Костанае используются земляные отстойники. Их никак нельзя назвать полноценным комплексом, ведь их год введения в эксплуатацию приходится на середину 60-х. Таким образом, они не могут соответствовать современным требованиям, возраст отстойников является причиной невозможности проведения ремонтных работ на должном уровне.

Угрозе подвержена река Тобол, в которую сбрасываются отходы из накопителя промышленных стоков. Раньше он был приурочен к медно-аммиачному производству. Проблема данной ситуации заключается в близости расположения накопителя к водоохранной зоне. Вопрос о мониторинге с помощью стационарных постов для пригородов Костаная тоже остается открытым: сейчас на один пост приходится 50 тысяч жителей, а в Костанае их всего два.

Для всех этих мер, включая реконструкцию изношенных канализационных очистных сооружений, необходимы большие деньги. Власти Костаная подчеркивают, что каждый житель должен заботиться об экологической репутации города и сохранять его чистоту.

Вопрос ребром: как смог влияет на здоровье?

31 мая в Алматы в Центре физико-химических методов исследования и анализа (ЦФХМА) КазНУ им. Аль-Фараби прошёл, на первый взгляд, рядовой научный семинар. Не совсем обычной, я бы даже сказал, революционной стала его тема – «Качество воздуха Алматы и влияние на здоровье: обзор проведённых научных исследований. Обсуждение пробелов, недостающих данных и исследований».

Учёные сделали шесть докладов по своим исследованиям. Они оказались полны бесценной информации.

Впервые хоть какую-то статистику по респираторным заболеваниям я услышал полгода назад на гражданском процессе в Бостандыкском районном суде по иску гражданского активиста Альнура Ильяшева к городскому акимату о его бездействии в сфере экологической безопасности. Тогда юрист управления здравоохранения под присягой огласил некоторые данные по Алматы, которые он, по его собственному признанию, получил по запросу из Республиканского центра электронного здравоохранения Минздрава РК.

Любопытно сопоставить эти сведения с теми, что получили учёные в результате исследований.

Напомню, что самыми распространёнными респираторными заболеваниями (или болезнями органов дыхания) являются бронхит, пневмония, хроническое обструктивное заболевание лёгких (ХОБЛ), бронхиальная астма. Основные причины этих недугов – инфекции, курение, грязный воздух.

Итак, юрист горздрава процитировал полученную справку. Болезни органов дыхания (по общей заболеваемости) на 100 тысяч населения составили в Алматы:

  • в 2016 году – 36 тысяч 728;
  • в 2017 году – 34 тысячи 720;
  • прогноз на 2018 год – 35 тысяч 890.

То есть 36% алматинцев имеют те или иные хвори дыхательных путей. Каждый третий.

«Идёт спад», – добавил чиновник, которому впору было присвоить звание «Капитан Неочевидность».

Одной из самых интересных на семинаре стала презентация «Хроническая обструктивная болезнь лёгких, бронхиальная астма и аллергический ринит у взрослого населения в Алматы. Результаты исследования CORE». Её автор – Дамиля Нугманова, доктор медицинских наук, профессор, глава Ассоциации семейных врачей Казахстана, член совета директоров Глобальной инициативы по ХОБЛ. Со ссылкой на официальные данные она сообщила, что доля острых и хронических респираторных заболеваний составляет 41,1% всех недугов, которыми страдают казахстанцы (см. слайд 1).

В принципе, эта цифра не противоречит тем, что привёл представитель горздрава.

Слайд 1. Из презентации Дамили Нугмановой

Решение экологических проблем в Казахстане

На законодательном уровне:— принятие законодательных актов, направленных на обеспечение охраны окружающей среды.​В Казахстане приняты законы «Об охране окружающей среды», «Об особо охраняемых природных территориях», «Об экологической экспертизе», «О радиационной безопасности», «Об охране атмосферного воздуха», Лесной, Водный и Земельный кодекс, «Экологический кодекс Республики Казахстан» и другие нормативные документы.​Принята «Концепция экологической безопасности РК», «Концепция перехода Республики Казахстан к устойчивому развитию на 2007–2024 годы», «Концепция перехода Казахстана к зелёной экономике» и другие.​Национальные мероприятия по охране природы Республики Казахстан сочетаются с обширным и разносторонним сотрудничеством с другими государствами и международными организациями. Заключено значительное число международных договоров и соглашений, регулирующих разные аспекты охраны окружающей среды и рационального природопользования.

Расширяется Международное сотрудничество по вопросам сохранения экологического равновесия. Основные направления данной политики:

  • практическая реализация положений международных соглашений;
  • выработка общих подходов, методик, критериев и процедур оценки качества и контроля состояния окружающей природной среды;
  • проведение скоординированных фундаментальных и прикладных экологических исследований; использование международного опыта в решении проблем экологической безопасности;
  • активизация привлечения средств международных организаций на решение конкретных программ и проектов в области охраны окружающей среды и устойчивого развития страны.

Уровень практических мероприятий:

Создание особо охраняемых территорий: заповедников, заказников, национальных парков и памятников природы.

  • Внедрение безотходных циклов производства.
  • Сбалансированное внесение удобрений, обоснованное агрохимическим анализом. Применение экологически безопасных методов защиты растений.
  • Очистка сточных и промывных вод, недопущение применения пестицидов в санитарно-защитных зонах, биологическая защита растений, сбалансированное внесение удобрений.
  • Внедрение биологического метода защиты растений.
  • Утилизация пустой тары от препаратов в специально отведенных для этого местах.
  • Раздельный сбор мусора. Работает несколько предприятий по переработке бумаги, пластика (Темиртау, Алматы, Нур-Султан и т.д.)
  • Использование альтернативных источников энергии (Рис. 64)
  • Внедрение энергосберегающих технологий (переход на светодиодное освещение, энергоэффективное строительство, агротехнологии и другое).
  • Внедрение безотходных производств (Рис. 65).

Это интересно!

Компания «Серобетон Строй» из Туркестанской области наладила безотходный процесс производства серных бетонов.

Рис. 64. Альтернативные источники энергии

Рис. 64. Альтернативные источники энергии

Рис. 65. Безотходная утилизация ресурсов.

Это интересно!

В Казахстане заработала первая очередь ветропарка «Ерейментау» общей мощностью 45 МВт (22 ветроустановки). В Казахстане будет построен инновационный завод по производству ветровых генераторов. На сегодняшний день ветроэнергетический потенциал Казахстана оценивается в 3 млрд кВт-ч.

Это интересно!

Потенциально возможная выработка солнечной энергии в Казахстане оценивается в 2,5 млрд кВт/ч в год. Около 70% территории Казахстана относятся к районам с преобладанием солнечных дней в году. В Астане запущен завод по производству фотоэлектрических модулей. Установка солнечных панелей, коллекторов для нагревания воды становятся реальностью для казахстанцев

Запомни!

Безотходное производство – производство, в котором полностью используются не только основные сырьевые ресурсы, но и попутно получаемые отходы производства, в результате чего снижается расход сырья и сводится к минимуму загрязнение окружающей среды. Безотходное производство может использовать отходы собственного производственного процесса и отходы других производств.

  • Внедрение «зелёных» инновационных технологий один из самых перспективных путей решения экологических проблем.
  • Экологическое образование и воспитание населения Республики.
  • И многое другое.

Что делать?

Предложение о развитии в Алматы системы экомаркировки и создании зон с низкими выбросами не так давно высказала менеджер проекта программы развития ООН в РК «Устойчивый транспорт города Алматы» Елена Ерзакович. Инициатива предложена в качестве альтернативы запрету въезда иногороднего транспорта в мегаполис, ущемляющему права граждан по месту их проживания. То есть транспорт будут маркировать в соответствии с его экологическими характеристиками и вводить экологические зоны.
Возможно, это и имел в виду аким города Бауыржан Байбек, заявляя о большой транспортной реформе, которую власти собираются озвучить и обсудить с общественностью в ближайшее время.

Помимо этого периодически на суд общественности выносятся различные авторские проекты по очищению воздуха: от стационарных воздушных фильтров, которые предлагалось устанавливать на перекрёстках, до гигантского акведука на БАКе для промывки воздуха. Большинство из них отбрасываются на этапе разработки из-за отсутствия финансирования или сложности реализации.

В любом случае подобные проекты, а также появление различных общественных организаций, выступающих за чистоту города и спасение природных богатств («Зелёное спасение», AUA Group, «Защитим Кок-Жайляу» и др.) говорят о растущем экосознании граждан. А только в этом случае при системном подходе и сотрудничестве с акиматом можно в действительности чего-то добиться.

По его словам следует:

1. Строго соблюдать национальное законодательство и международные обязательства, принятые РК.

2. Прекратить расширение территории Алматы.

3. Запретить уплотнённую застройку. Точечную осуществлять строго в соответствии с требованиями законодательства и учётом особых требований к застройке территории города.

4. Запретить застройку водоохранных полос.

5. Запретить строительство в парках, скверах и на особо охраняемых природных территориях.

6. Возвратить все территории, изъятые у Иле-Алатауского национального парка, обратно в его состав.

7. Пересмотреть в сторону ужесточения Правила содержания и защиты зелёных насаждений в Алматы. Разработать и утвердить чёткие инструкции по уходу за зелёными насаждениями.

8. Выделить историческую часть города и придать ей особый юридический статус с целью сохранения архитектурного облика и зелёного фонда мегаполиса. Разработать особые условия для реконструкции и строительства в исторической части города.

9. Развивать электротранспорт, поддерживать велодвижение, отдавать приоритет общественному транспорту, а в исторической части города организовать пешеходные зоны, свободные от машин.

10. Создать эффективный механизм информирования жителей города о состоянии воздушного бассейна, зелёных насаждений, заболеваемости, вызванной загрязнением окружающей среды, о намечающемся строительстве и т. д.

11. Создать эффективный механизм участия общественности в решении вопросов, касающихся окружающей природной среды и развития города.

Евгений Тутлаев

Очень нравится писать о путешествиях и туризме! Открыт и буду рад сотрудничеству с турфирмами, гидами, организаторами путешествий, авиаперевозчиками! Пишите!

Оцените автора